Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Лубяной короб

Учителям > МХК
 
 
Лубяной короб

Я взглянул вокруг и вначале, кроме беспорядочно накиданных вещей, ничего, в особенности из-за темноты, не увидел, но уже вскоре предстал перед глазами расписанный «мочесник» с куделью, затем круглый лубяной короб, тоже покрытый росписью, и донца, засунутые под лавку.

Увидел я еще два расписных лубяных короба, увидел... что я буквально окружен вещами, которые просились в музей, которые должны были быть сохранены, которые нужно было сейчас же купить, так как, казалось, все они вот-вот, как и изба, исчезнут. А они были так красивы, так колоритны, и от них веяло особенной, поэтической стариной.


У меня пропало смущение, и я, схватив лубяной короб и мочесник с дарственной надписью «Машеньки», начал дрожащим голосом просить хозяйку продать их. Для нее это было неожиданно. Она сначала и не поняла, что я хочу, затем начала отнекиваться, говорить, что вещи ей нужны, но когда разговор зашел о рублях, - довольно быстро согласилась (в то время в деревне деньги были дороги). Она необыкновенно подобрела и даже пустила меня наверх избы.


Я поднялся туда по двухмаршевой лестнице и сразу остановился в изумлении и от толщины идеально отесанных венцов, и от необычайной формы двери в летнюю избу, слаженной из двух широченных досок с пирамидальным верхом.


Дверь в горницу напротив была закрыта. Я подошел, открыл ее и опять был поражен: на внутренней стороне двери была изображена подлинная поэма о чаепитии.

На слегка потемневшем, цвета слоновой кости фоне изображен стол, на нем ярко-желтый самовар и небольшая, с черной ручкой, самоварная труба. На белом полотнище стола виднелись рюмки, чашки, ложки, а в правом верхнем углу двери красовалась как бы висящая в воздухе женщина в синем сарафане, с коромыслом.
Бродячий иконописец, а об этом свидетельствовал стиль росписи, сумел подсмотреть и живо изобразить грацию крестьянок, несущих на коромысле ведра. Наивный крестик «от злого духа», начертанный на двери мелом, неожиданно завершал композицию этой росписи.


Дверь я купил так же, как и радостный по росписи шкафчик, висевший в углу горницы. Увы! Дверь погибла при эвакуации музейных коллекций во время Великой Отечественной войны.
Меня могут спросить: «Неужели вы не догадались купить донца, которые увидели в зимней избе?»
Нет, я не купил, и не купил потому, что донца - это прерогатива Прокопьева, не купил потому, что в то время донца, за которыми теперь гоняются коллекционеры, были еще обычной вещью, не купил и потому, что музей денег на приобретение отпустил крайне мало, а я, в восторге от находок, уже израсходовал все наличные...


Я так подробно остановился на избе в Михайловском потому, что, как уже говорил, она ввела меня в народное искусство, возбудив азарт исследователя и музейного работника. Эта изба помогла мне выяснить многое и главным образом вопрос о первоначальном периоде резного убранства нижегородских изб, о его происхождении и развитии и о замечательной практической связи с конструкцией самой избы.

Продолжение далее>>

 
 
Хостинг предоставил Интернет Хостинг Центр
Рейтинг образовательных сайтов mega-talant.com
mega-talant.com
Назад к содержимому | Назад к главному меню