Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Родник

Учителям > Пчеловодство
 
 
 
 
 
 
 
пасека
 
Волшебная сказка "Родник"

Тимофеев


РОДНИК



ГЛАВА I

 1
Царство на земле стояло.
Стольный град, каких немало
По окрестным сторонам.
Петухи по теремам;
Разрисованы крылечки
В деревянные колечки
Да в резные кружева;
Птица-лебедь, как жива,
Отдыхает на открылке.
Рядом - дивная кобылка
Рвется в небо.
Там и тут
Очарованно плывут
Заединым хороводом
Православного народа
Золотые купола...
В палисадах тополя
Тень широкую роняют
И надежно охраняют
Ряд Гончарный,
Край Ямской,
Переулок Писарской...
Хуш направо,
Хуш налево,
Всюду вотчина царева:
Избы светлы и баски,
Хфундаменты высоки;
На оконцах занавески,
А в оконцах сплошь невестки
Размалеваны сидят, -
Соответствует наряд...
Только чую - чтой-т неладно:
У невесток взгляд прохладный;
Русских песен не поют,
Молча семечки плюют.
На бел-свет с такой тоскою
Смотрят,
Разве что не воют.
Вот так царство!
Ну и ну!
Дай-ка в гости загляну.


 2


В терему наивысоком
Жил-был Царь.
Допрежь как сокол
На престоле восседал.
Постарел и малость сдал.
Впрочем, старость ли причина?
Насвистели, что по чину
Царь должон и пить и жрать,
Будто завтра помирать,
Иль похлеще - грянет голод.
Успевай, покуда молод!
Верил Царь.
И успевал.
Где он только доставал?
Что же я...
Любой Зав. базой
Рад стараться, только глазом
Подморгни и получай:
Ананасы, алыча,
Бисер, Бордо,
Вермут, виски,
Гуси, дичь,
Икра да в мисках!
Оленины, всяких рыб,
Коровяк - заморский гриб...
Алкоголи, табаки,
Пивбардели, кабаки...
Шинкари и шинкаришки -
Иноземные людишки, -
Расплодились там и тут,
Припеваючи живут,
А у бедного народа
К позвонкам прилип живот.
Кулинары в царстве правят,
И Царя, и царство травят:
- Кушай, Царь! -
А тот и рад!
Подъедает все подряд;
Чем жирнее, тем скуснее,
Уж ни талии, ни шеи.
Жир в ногах,
И жир в руках.
А на пузе!
На боках!
Не обхватишь.
Но дивится
Вся престольная столица:
Глянь-ка! Импортное пьет,
А того гляди - помрет.
Он сердешник,
Гипертоник,
Склеро-,
Импо-
И дальтоник,
Психо-,
Остео-,..
Чего
Только нету у его!

 3

Небо высветит зарю,
В сей же час несут Царю
Прямо в царскую постельку
Пузырек на опохмелку,
На закусочку грибок:
- На здоровье, голубок! -
Подзужает вражья свора.
Царь - слабак на уговоры,
А тем боле под грибок.
На другой напьется бок
И с утра пошел стараться:
Над Царицей изгаляться,
Челядь скипетром гонять
Да накой-то сочинять
Дюже странные приказы,
Уложенья и Указы.
Наведет на брови хмурь
И такую выдаст дурь,
Аж бумага потемнеет, -
Царь, понятно, самодур!
Не допьет, так за границу
Гонит слуг:
- Везти в столицу
Дичь заморскую,
Винцо
И напрочее дрянцо!
Денег царских не жалеть!!! -
Сберегали много лет,
Он казну нале - направо,
Никакой ему управы.
Что задумал, то закон,
А кто пикнет, враз казнен.
Палачи и люд судейский
Не скучают от бездейства,
На посту и жрут и спят,
Забастовками грозят,
Ежли, значит, Царь оклады
Не прикажет вдвое взять.
Можа, судьи не правы,
Все ж жиреют на крови.
Хуш кровя не их, чужая,
И дешевше половы.
Не судите строго, люди:
Есть в любой стране Иуды,
Особливо где бардак,
А сам Царь
Ба-а-льшой м-м...
Чудак,
Добровольно заливает
Полоумьем свой чердак.
Хуш бы спал!
Нет, баламутит,
Плачет, радуется, шутит...
Голова в разлад идет, -
Все до фени - пьет да жрет.
А за ним и вся страна
Куролесит от вина...

4

Не бывать от дури толку.
Дети в избах воют волком,
Бабам горе и позор,
Економике раззор.
Люд мужской посеял рожь,
Надо жать, а он не гож
И не токмо рожь убрать,
И детушек настругать.
Можно бы позвать суседа,
Он охочь к таким беседам.
Он охочь...
Да вот того...
Не маячит у его.
И печалятся невестки,
Утираясь в занавески:
- Мужиков - хоть пруд пруди!
А кого прижать к груди?
Хуш бы сделали приборчик,
Там какой-нибудь наборчик, -
Батарейку подключил
И что надо получил.
Мы бы на пьянчуг махнули,
В одночасье завернули
Барахлишко в узелки,
Прикусили языки
И, как было исстари,
Сплошняком в монастыри.
Пусть посля кусают локоть!
Неча было водку лопать,
Спьяну походя орать!
Надо-ть сразу выбирать:
Али мы страшней бутылки?
Али мы в любви не пылки?...
Ох, жизня у нас плохая... -
Лясы точат, воздыхают
И ругают почем зря
Бога,
        Царство и
                         Царя.
Глупым бабам невдомек,
Не проходит в их умок,
Что не царство виновато,
И тем более не Бог.
Да, паршивец энтот Царь!
Разве могет Государь
Думать токмо об утробе?
Не себя - народ он гробит,
Подает дурной пример.
Что он - юный пионер?
Ничего не понимает?
Али челядь сплошь немая
И не может подсказать?
Аль нарошно повязать
Замышляло окруженье?
Что ж...
Прекрасное решенье.
Утром трезвый,
Днем хмельной.
Утром умный,
Днем дурной!
Понял, друг, к чему клоню?
И свободен, а в плену.
Он над всеми Господин,
Разъединственный - один,
От порога до острога
Рядом с Богом,
Выше Бога!
Но...
Командует
Царем
Всяк,
Пришедший
С пузырем.
Сей порок страшней воришки.
Не осталось у Царишки
Силы воли и ума.
Стал наш Царь тупей пима.
И страна его худа,
И казна его худа,
Словом - выпала на царство
Распроклятая беда.

  5

Как и всякая девица,
Планы строила Царица,
Отправляясь под венец:
- Ожиданиям конец!
Выбрал Царь!
Какое диво!
Знать и вправду я красива,
Поведением скромна,
Разговорами умна... -
Кто б видал!
Она летала
И так сладостно мечтала
О любви большой и вечной.
А любовь-то скоротечной
Обернулась.
Царь запил
И Царицу позабыл.
Зря хранцузские помады
И англицкие наряды,
Коль младую красоту,
Ту, что даже без оправы
Не убавить, не прибавить,
Всяк увидит за версту, -
Царь в упор не замечает...
А Царицу поучают
(На советы щедрый всяк!)
"Сделай эдак"...
" Сделай так"...
"Чтоб Царю не отвертеться,
Слухай импортные средства:
Волос сжечь.
Обмазать варом.
Опоить грибным отваром.
В спину слово нашептать.
Сердце Лебедя достать
И зажарить..."
Всякой дури!
Не дай Бог, услышат куры,
Будут долго хохотать,
Петухов своих топтать
И квадратные яички
Три раза на дню метать.

 6

Ох-хо-хо...
Царицу жалко.
Принакрывшись полушалком,
В красной горнице она
День и ночь грустит одна.
То ль от скуки,
То ль от слез,
То ли ветер в дом занес,
Родила Царю девчурку,
И уродку и придурка.
Царь с похмелья увидал,
Испужался и отдал
То ли свиньям на пропажу,
То ль еврейцам на продажу,
Вопщем, с глаз ее долой.
А Царица той порой
Тихо выплакала горе,
Покумекала...
И вскоре
Напридумала забаву,
Как Царя самой избавить
От проклятых шинкарей.
Просит:
- Царь! И мне налей!
Али жаль тебе отравы? -
А сама смекает:
"Право,
Вместе выпьем Солнцедар,
На себя приму удар,
Он - того трезвее будет,
Разглядит, опять полюбит,
А любовь она сильна!
Враз отлучит от вина."

 7

Так наивно полагая,
На винишко налегая,
Незаметно в раж вошла
И покой душе нашла.
Гнусный вид пропитой бабы...
Есть в ней сходное от жабы.
Глянешь раз - по горло сыт,
Рук в неделю не отмыть.
Верно сказка говорит:
"Баба пьет - изба горит."
Мужа преданно лечила
И в награду получила:
Не успела вызреть рожь,
Поселились:
В теле - дрожь,
В коже - синь,
Во "Взгляде" - тупость,
На слова, улыбки - скупость;
Зла сварлива и худа,
Как ходячая беда.
Царь ее как грушу лупит,
А она лишь носом хлюпит.
То дерутся,
То ревут,
Так вот мирно и живут.

ГЛАВА II

 1

Как по лесу, как по лугу,
Через царскую округу,
Мимо храмов и палат
Шел суворовский Солдат.
Было время ратных дел,
За Расею он радел
Да за дальний хуторок.
Долгой службе вышел срок.
Наслужил служивый густо:
Ран с пяток,
С повозку грусти,
Грош казны
Да шиш наград,
Но зато Солдат богат
Той суворовской закалкой
И солдатскою смекалкой,
Когда суп из топора
Сгоношить как дважды два.
Вот такой Солдат до дому
Шел по рощам незнакомым,
Незнакомым, но родным.
Вдруг вдали увидел дым.
Что? Пожар?
Беда нависла?
Нет!
Веселье коромыслом!
Где вожжа под хвост влетит,
Без пожара дом горит.
Петухи в глаза клюют,
А и носом не ведут.
Что к чему - сторонним глазом
Углядел Солдатик сразу
И задумал:
- Я беду
В энтом царстве победю.
Слово молвлено.
За словом
Грянет дело...

 2

Царь соловым
Пред служивым выплывал,
Волю гонору давал.
Беспричинно изгалялся,
А в душе наудивлялся:
- Вот так невидь!
Ну, терпежь!
Я чихвостю ни за грош,
Раз с десяток оплеуху
Заслужил,
А он и духу
Не покажет.
Можа глух?
На войне отшибло слух?
Аль контужен,
Полудурок?
Как говаривают - турок?
Это ж надо жа!
Его
Не колышет ничего.
Будто танк, али полено;
Хуш - ломай через колено,
Хуш - руби на пятаки,
Хуш - пущай сквозь батоги,
И не крякнет,
И не пикнет!
Видно в службе энтой ихней
Есть разумное зерно.
Не сгодится ль мне оно?
Как бы... энто... перенять?
Недовольных пеленать,
Из строптивого народа
Нову вывести породу:
Сплошь ТОВАР - ищей,
РАБ - очих,
Гнущих спину днем и ночью
За гумажную полушку,
За медалю, аль чекушку.
Это вам не штуки - дрюки!
Это вумные науки -
Отучить и жрать, и пить!
Диссертацию слепить,
Взять, как следоват, патенту,
А посля в апартаментах
Беззаботну жизнь начать,
Дивиденты получать,
А Солдата за идею
В тот же час в расход пущать.

 3

Это ж надо ж...
Крест на шее!
Власти - можно ли большее?!
А туда же, -
Учудил,
Словно в церкву не ходил.
Но Солдат не так-то прост:
Потянулся во весь рост,
Плечи - саженьки расправил,
К носу царскому приставил
Кулачок.
И скромно глядя,
Нежно молвил:
- Слухай, дядя!
Ты лишь "А" пролепетал,
Я дословно прочитал
Все, что ты сказать удумал
Или только промечтал.
Умь на пропитом лице,
Что ошейник на лисе -
Всяк узрит - чуток не к месту.
Я скажу к солдатской чести:
Кто меня перехитрит,
В животе пока сидит,
То бишь, слухай, он родится,
Ежли вдруг мужик родит.
Что бы ты не говорил:
Там хвалил, аль костерил,
Планы подленькие строил -
Я вчерась еще простил,
Зная - ты кусач и смел
Оттого, что смелый хмель. -
Царь, конешно ж, взбеленился.
Но Солдат не поленился,
Шалбана ему пустил.
Чуя силу, Царь остыл,
Лапки поднял:
- Веский довод.
К диалогу славный повод.
Подь, служивый, ко столу,
Позабудем про хулу,
Про конфлинкты и угрозы.
Жизнь, увы, не только грезы.
В оборот меня ты взял
Тем, что здеся не лизал.
Мне, Царю, единым махом
Правду горькую без страху
По лбу...
То бишь, в лоб сказал.

 4

- Царь, оставим канплименты.
Выкладай-ка аргументы.
Ты пошто такой дурной
И с женой и со страной?
Вере праведной в угоду
Ты поставлен над народом
Мощь его преумножать,
Охранить и удержать
От соблазнов и отравы
Православную державу.
Али силы воли нету?
Аль считаешь - без ответу
Энти подлости пройдут,
Мол, в могиле не найдут
И не спросят?
Шутишь, батя!
Само время для расплаты
Наступило.
На учет
Взял тебя рогатый черт.
- Бог с тобой!.. -
Царь испужался,
В кресло с ноженьками вжался,
Без удержу крестит лоб
И гнусит как остолоп:
- Не пили меня, служивый,
Не тяни с живого жилы.
Откуплюсь!
Бери жену.
Иль давай делить казну?
Хошь куфайку на меху?
Красной рыбы на уху?.. -
Перебил его Солдат:
- Ты мне взятку вздумал дать?
Все! Устал от уговоров!
Будь готов!
Наутро в горы
Поведу всю вашу знать!
- Эт зачем жа?
- Хочешь знать?
Расшиперь-ка оба уха
Да сберись покрепше с духом.

 5

- Там в горах, вышее тучи,
Где снегами скрыты кручи,
Простирается ледник.
В нем проклюнулся родник,
Малым озерцем разлился.
Кто бы той воды напился,
Белы ноженьки омыл,
Белы рученьки омыл,
Шибко духом встрепенулся,
А посля бы окунулся
Прямо дело с головой
В той водице ледяной, -
Никогда бы не сварился,
Не утоп,
Не заморился.
Враз бы стал здоров и млад,
И дела его на лад
Понастроились бы вмиг.
- Верой я твоей проник.
Мысли царские раскинул,
Право с левым наприкинул
И удумал!
К роднику
Я свово пошлю слугу.
В горы мне идтить накладно -
Долог путь, в горах прохладно.
Я устану, застужусь,
Али, можа, заблужусь...
А слуга с тобой совместно,
Сыщет сказанное место,
Мне кувшинчик принесет...
Головой солдат трясет:
- Кабы все так просто было,
Стал бы я впустую силы
Расточать на уговор?
В том-то весь и разговор!
Ты еще в моем рассказе
Не слыхал последней фразы:
Сила есть в воде, пока
Ты стоишь у родника.
На полшага отступил,
Бочку выпил,
А не пил.
Слуги сходят сотню рейсов,
Хоть облейся, хоть залейся,
С ночевьем в корыто влазь -
Из воды убёгла власть,
Потому как прямиком
Нету связи с родником
И с живой земною жилой. -
Так ответствовал служивый.
- Так что, дядя, не крути,
Избежать нельзя пути,
И пустые разговоры
Больше мне не возводи.

 6

Солнце красное спросонок
По макушкам у сосенок
Первым лучиком прошлось;
Голавель покинул плес;
Петухи курей с насесту
Зазывают, чтобы вместе
Двор хозяйский обойти
И чегой-нибудь найти.
Ноне день ничем не хуже:
Так же свиньи мокнут в лужах,
Псы дерутся у ворот,
Возле броду скот орет,
Собираясь табуном.
Жизня хлещет кверху дном
Лишь в хоромах без пределу.
А народец знает дело,
Сам себе кой-как живет,
Землю пашет, хлеб жует,
И на всех царьков на свете
Три раза на дню плюет.

В нашей
Сказке
Главно
Место
Подступает...

Бабы тесто
Замесили по квашням,
Поспешают -
Царь ням-ням
Шибко крепок спозаранку.
Летось любит Царь саранку,
Запеченную в кулич,
С черемшою всяку дичь
Да с брусникой-голубикой,
Рассыпною костяникой -
Скоро девки принесут.
А еще Царь любит суп
С полуночными грибами,
Да с молочными бобами.
С недосыпу до утра
У котлов своя игра -
Ведьмаками хороводят
Кулинары - шулера.
Наготовлено всего.
- Звать Царя!
- Ан нет его!
- Брось шутить?!
- Какие шутки?
- Можа спер его анчутка?
Аль ишшо похлеще кто?.. -
И холопьев эдак сто
Разбежалось по палатям.
- Нет Царя!
- И нет Солдата! -
В сей же миг затихнул спор,
Всплыл вчерашний разговор.
Огляделись -
Вот те нате!
Никого из царской знати!
- Как, скажите, братцы, жить?
И кому теперь служить?
Без проклятых кровопивцев
Нам и суток не прожить...

 7

В ум нейдут такие речи.
Хоть бы взять вчерашний вечер:
Уж каких ему собак
Не цепляли -
И слабак,
И пройдоха,
И обжора,
Пропил царство до раззора,
Сдал на откуп упырям,
Кровопивцам - шинкарям...
Как его не проклинали...
Что ему не поминали...
Мерзопакостный такой,
Из плохейшего плохой!
Обойди хоть целый свет,
Хуже энтакого нет!
Был - неладен.
А не стало -
Словно солнышко пропало.

И
Нашла
На царство
Смута...

 8

Чуя сварную минуту,
Наползла со всех щелей
Свора борзых шинкарей.
Боже!
Сколько их расплодилось!
Все глазели и дивились -
Наверху в любого ткни,
Сплошь они,
             они,
                 они!
Как назло - все "дерьмократы"
И, конечно, сваты - браты
Али дальняя родня.
И боятся как огня
Русских,
        грамотных
                   и думных,
Вопщем всех хоть малость умных,
С непокорной головой.
Бывший ловкий половой,
Ныне ихний комиссар,
Порешил зачать базар.
И пошло...
Тот речь толкал,
Прославляя "Капитал",
И грозил Царю кончиной.
Тот ругался беспричинно.
Энтот с видом главаря,
Сам себя боготворя,
Государство проклинал,
Пел Интернационал,
Обещая враз порушить
То, что он не создавал.
Мол, Расею загубили!
Все что было - плохо было!
А грянет хужей того,
Коли слухать не его.
Там где мутно - там и лов.
И летит со всех углов:
- Наломали баре дров!
- Хватит слухать нам царёв!
- Ежли, значит, знать утёкла,
Пусть на царство встанет Фёкла!
А чтоб ей не надурить
(Править - все ж не суп варить!)
Мы подскажем энтой Фёкле -
Что,
    когда
          и с кем творить.

 9

Не успело солнце встать,
А в Расее правит тать.
Всем назначен свой удел:
Кто с руками - не у дел;
Каждый третий в тюрьмы сел;
Каждый пятый - под расстрел;
А который цел остался,
Тот от мыслей опростался,
И ослеп, и онемел,
Но зато поверил в ЦЕЛЬ:
"Все во имя!..
Все во благо..."
И кровавый цвет у флага,
Дождевой разлив свинца,
И предательство отца.
В государстве бестолковом
"Память" стала бранным словом,
"Русь" - проклятьем,
"Бог" - мишенью,
"Бесовство" - святым ученьем,
"Совесть" - мукой,
А за "Душу"
Ни один не хочет слушать,
А не то, что соблюдать,
Про "Историю" гадать
Даже в помыслах не смеют.
А с трибун такое мелют,
Хоть ложись и помирай -
Не жизня - сплошенный рай!!!
Только сколь я не вглядался,
До сих пор не разобрался:
Дюже странный ихний рай -
Там - тюрьма,
А тут - сарай.
И в народе не поймут
Где лучшее -
Там
Иль тут.

 10

Все служивый в жизни видел,
А такого не предвидел
Даже он.
В один момент
Начался эксперимент -
Изживание людей
Ради бешеных идей.

ГЛАВА III

 1

От березки до осины,
Вдоль поваленной лесины,
Через мшанниковый ряд
Продирается отряд.
Не отряд, а клоунада:
Бабы в злате и помаде,
В шубах шибко меховых,
Да в сапожках лаковых.
Следом, словно на параде,
Расфуфыренные дяди
В шальроварах налитых,
В позументах золотых.
Замыкают ход тюки,
Пребольшущие мешки
Да корзины с пирогами -
Самоходные!
С ногами!
Впрочем, чуда нету тут -
Слуги это все несут,
Проклиная дурь господ,
На траву роняют пот.
Как попали в горы франты?
Может это эмигранты?
Натворили, испугались,
И, пока не разобрались,
Не заставили рыдать,
Порешили деру дать -
Держат путь в такой поре
К обетованной земле?
Может это интуристы
Иль заезжие артисты
Заблудились в русской роще,
Приустали, но не ропщут -
Смотрят, чтоб не оступиться
И росой не замочиться,
В паутину не попасть,
Под корягой не пропасть?
Нет, и близко эти франты
Не туристы - эмигранты,
Не артистов шумный сброд, -
Полем - лесом Знать бредет.
Знати не до разговору:
То с горы,
То снова в гору,
То ручей,
А то завал.
И не схлюздишь!
Всех зазвал,
Обещая шибко много,
Царь в чижёлую дорогу.
Кто хотел, тот сам идет.
Нехотящих страх ведет,
А еще - с дубинкой дядя,
Замыкающий в отряде.
У его такой приказ:
"Тем, кто хлюздит, в первый раз
Ради стимула заехать
По лбу,
То бишь, промеж глаз."

 2

При любых царях в народе,
От природы ль, от породы,
Прививалось не тайком,
С материнским молоком:
Долг и честь и образ мысли -
Служба ратная Отчизне
И работа на износ.
Их не вытравишь из нас.
В этом крепость,
В этом сила
Царства с именем Россия.
Но...
Пришла другая власть,
Та, что любит править в сласть,
А не так как было - в ласть.
Вековой сорвали пласт.
Тут, наверное, впервые
Червячок сомненья вывел
Аг-ра-маднейший вопрос:
Это что за купорос?
Как ни делай - все на худо!
Уронили руки люди,
Незаметно вкралась лень
В темну ночь
И в светлый день.
Нет о завтрашнем заботы,
Нет настроя на работу,
Нет опоры под ногой:
Хочешь - пей,
Не хочешь - пой.
И покеда Царь слонялся,
За здоровьицем гонялся,
Позабыв про свой народ,
Пал на царство недород.
То ль спецьяльно,
То ль от Бога,
Родила земля убого.
Кто не помер - исхудал,
А кто помер - прахом стал,
То бишь наперво золою,
А посля самой землею.
А министры-т заседают
Да программы нарождают.
Слово рыженький берет:
- Плох достался нам народ!
И ленивый...
И тупица!
И посмел жа народиться!
И на шею нашу сесть!
- Подавай и пить, и есть!
- Обучай...
Давай работу...
- А у нас свои заботы!
- Гонорары...
- Нефть...
- И газ...
- А моя дала наказ...
- Чтоб ты сдох с твоей коровой!
Тьфу тебя! Лишаю слова!
О народе говорим!
Недовольны шибко им.
- Дык...
- Нет другого?
Вот и худо.
Но не ждать же свыше чуда?!
Коль с народцем энтим жить,
Будем поровну делить:
Нам - богатство,
Им - суму.
Нам - пиры,
А им - чуму...
Вот такие разговоры
Затевала вражья свора.
Хочешь - смейся,
Хочешь - вой,
Но когда народ не свой,
Нет ни жалости, ни думы
Ни к жизне его угрюмой,
Ни к судьбе его детей.

3

Как устал от их затей...
"Гой ты, Русь..."
На сердце больно.
Где народ, душою вольный,
Православный, трудовой.
Есть ли кто в стране живой?!.
Иль моральные уроды
Нашу вывели породу
И на сотни верст окрест
Ни один не встретишь крест?
Стон в Расее не в новину.
Кажный век на нашу спину
Находилася напасть.
Русь умеет не пропасть,
Молчаливо сил набраться,
Распрямиться, опростаться,
Вновь увидеть белый свет
И свободу на сто лет.
 4

А в ту пору по оврагам
Да пригоркам
Как варяги,
Продолжают свой поход
Царь и весь его приход:
Сам, конечно ж, впереди,
Слуги с харчем позади.
А Служилый подгоняет,
От обоза удаляет,
Замышляет хитрый ход:
- Слугам двигаться в обход!
В горы с ношей лезти вредно.
Я тут кое-что разведал,
Тропку тайную сыскал -
Через гребень горных скал
Шибко выигрыш в дороге.
- Ну а слуги?
- Руки в ноги,
По расщелинам кружа,
К нам овстречь придут позжа.
Уломал ли, объегорил,
Токмо Знать полезла в гору,
День ползет,
Другой идет,
А обозу не найдет.
Уж кишка с кишкой в обнимку Жнут свою холестеринку,
Как моченый боровик
Доедают жировик.
По пустым желудкам вой.
Ночь легла кромешной мглой.
Как ни глупы, а допёрли,
Что мозги им малость втёрли,
И летит над головой:
- Заблудились!
Бог ты мой!
А Служивый:
- Не беда,
Не замрем, коль есть вода.
Мы, бывало, по неделе
На одной воде сидели,
И не то, что "дуба дали",
Австрияков побеждали!
Через Альпы налегке...

 5

Царь вздыхает:
- Э-ге-ге...
Чой-то нам чуток не ясно,
Говоришь ты шибко красно,
А понять нам невдомек,
Аль пустой у нас умок?
Ты кудыть, такой зараза,
По лесам угрюмым лазя,
Коллехктив наш заволок
И плюваешь в потолок?
Чует сердце - быть беде.
Хде родник?
Харчишки хде?
Как с цепи сорвались баре:
Тары-бары, растабары...
Только ругань на устах...
- Ай! Забыли о постах?
Зажирели, одурели,
Православной нашей вере
В ваших душах места нет?
Есть для вас такой ответ:
Хватит митингов и споров,
Не дождетесь уговоров:
Недовольны?
Не беда!
Брысь до дому, господа!
Вам не с нами.
Извиняйте,
Все свободны.
Токмо знайте,
Легше в ад теперь прийти,
Чем путю домой найти.
К роднику три перехода.
Там найдем еду и воду,
Там найдем покой и лад.
Нужен вам такой расклад?
Никого я не неволю,
Кажный выбрал свою долю
И теперь, кто с головой,
Позабудь про спор и вой,
Про болячки и мозоли,
Отправляйся вслед за мной.

6

Что ж...
Смирились, согласились,
Пред Солдатом повинились,
Поклонились до земли
И по тропке побрели.
Долго ль, коротко ль гуляли,
По дороге растеряли
Спесь господскую,
Жирок,
Лень,
И всяк иной порок.
Искупались в роднике -
Будто заново родились.
И гурьбой домой пустились
Молодецки,
Налегке.

 7

Это ж сказка...
Знамо дело.
Где в горах прошла неделя,
В государстве цельный год
Завершил свой оборот.
Царь еще гулял неделю,
Время тонкую куделю
Напряло опять на год.

 8

Царь домой легко идет.
Прыть в походке,
В мыслях ясно,
На щеках румянец красный,
Прямо свекольный огонь!
Оперёд резвей чем конь
Слух о царском возвращеньи.
Само время о прощеньи,
Славя новую зарю,
Думать люду
И Царю.

Ну а что же сваты - браты,
Расписные дерьмократы?
Услыхали энту весть
И, а ну, скорей унесть,
Кто к хранцузам,
Кто к полякам,
Гроши,
А первее ср...ки,
Чтобы, значит, не дай Бог,
Не схватить немалый срок.
Кто успел, тот умотал,
Неуспевший опоздал,
Потому как
Царь вернулся!!!
Как я вам и предсказал.


 9

Смотрит люд и не поймет:
Царь и тот жа,
И не тот.
Смотрит Царь и не поймет:
Люд и тот жа,
И не тот.
Разрушающая сила
Русский дух живьем косила,
По стране вольно брела,
Не сгубила - собрала.
Зря кричали сваты - браты,
Самозванцы - дерьмократы:
Русь жила,
И Русь живет
И ещё переживет
Всевозможные народы.
А шинкарную породу
И подавно.
Наконец
Сказке всёй пришел
  
          КОНЕЦ !



 
 
 
Хостинг предоставил Интернет Хостинг Центр
Рейтинг образовательных сайтов mega-talant.com
mega-talant.com
Назад к содержимому | Назад к главному меню